Дорогие и ненаглядные

Во времена Французской революции одна аристократка в ожидании ареста записала в дневнике: "Лишь бы позволили в тюрьму мое новое зеркальце взять, в картонной рамке". Этот исторический анекдот неплохо отражает тот факт, что, единожды открыв для себя прелести зеркала, человек уже был не в силах с ним расстаться.

В современном мире зеркало стало настолько доступно, что не вызывает прежнего пиетета. К нему привыкли: оно есть в ванной, есть в прихожей, еще одно в гостиной и, говорят, скоро станет непременным аксессуаром на кухне. Якобы взгляд на себя любимую вдохновляет хозяйку на кулинарные подвиги.

Подобное утилитарное отношение диктует скромность этого предмета интерьера: зеркало актуально плоское, без массивного обрамления и излишних украшательств. Один из основных акцентов в новинках зеркальных фирм - это встроенная подсветка. Она дает эффект рамы разных цветов, подчеркивает форму. Тем более что в моде неправильные, фигурно вырезанные формы, почти ар нуво.

Весьма актуальны инкрустации из кусочков зеркала - на туалетных столиках, рамочках для фотографий. Они вписываются в общее винтажное настроение, царящее в дизайне, и в новомодное стремление иронически переосмыслить дворцовые стили. Так, Элизабет Гаруст, известная своими экспериментами на зеркальную тему, придумала необычной формы псише. Это сделанный из проволоки овал, сплющенный местами словно бы детской рукой и стоящий на слегка подкашивающихся таких же проволочных ножках. А по краю рамки посажены наивные листочки.

Предпринимаются и попытки создать зеркало нового тысячелетия. Например, дизайнер Роберт Штаднер придумал такое, которое способно принимать SMS. Причем чтобы переписку не прочитал посторонний, буквы послания видны только с близкого расстояния и под определенным градусом. Есть среди дизайнеров и те, кто при помощи новых технологий отнимает у зеркала главную утилитарную функцию. Француз Оливье Сиде произвел сенсацию своим изобретением Ghost - призрак. Секрет этого зеркала в том, что наблюдатель, заглянувший в него, увидит отражение всей окружающей обстановки, но только не себя.

А вот французской компании Farfelus Farfadets высокая техника вообще не понадобилась. Они делают зеркала... из папье-маше. Массивная барочная рама выглядит помпезно. Однако блеск "стекольной" части обманчив - это просто раскрашенная бумага. Сами создатели называют изобретение антинарциссическим и призывают дарить тем, кто не может минуты прожить без собственного отражения.

Еще одним подтверждением тому, что зеркала в интерьерах не просто полезный предмет, является тот факт, что на престижных аукционах то и дело мелькают современные дизайнерские вещи. Так, Карл Лагерфельд со слезами на глазах расстался на Christie's с зеркалом работы Жильбера Пойлера, известного мастера работы по металлу. Этот образец зеркала в раме из металлической вязи, датированный 1948 годом, ушел за 145 тысяч евро, что для предмета интерьера совсем не мало.

Цифра велика, но и то едва может сравняться с той суммой, которую выкладывали за вожделенный предмет в XVI-XVIII веках. Особенно дорогими были венецианские зеркала на основе хрусталя, предмет коллекционирования всех европейских монархов. Аристократы продавали имения и закладывали драгоценности - лишь бы приобрести небольшое зеркальце.

Монархи разоряли государственную казну, соревнуясь зеркальными кабинетами. Был такой у Марии Медичи, Ришелье, Анны Австрийской, Мазарини. Для примера: картина Рафаэля стоила в два с половиной раза дешевле зеркала размером 100 на 65 см. Люди попроще довольствовались металлическими отполированными пластинами. Изображение они давали весьма приблизительное, искажали пропорции и черты. К каждой такой вещице прилагалась губка, с тем чтобы натирать ее до блеска перед каждым употреблением. Подобные вещицы были в ходу еще со времен Древнего Рима, Египта, Греции.

Похитить отражение

Не мудрено, что венецианское зеркало стало даже предметом войны разведок двух стран - Франции и Италии. Спрос на зеркала был так велик, что французский министр финансов Кольбер, глядя, как утекает по другую сторону Альп капитал, приказал создать королевскую мануфактуру.

На французскую корону заработали настоящие хед-хантеры, переманивая венецианских умельцев, владеющих секретами производства стекла и зеркал. Задача была непроста: с одной стороны, итальянские зеркальщики пользовались немалыми привилегиями. Могли жениться на дворянках, не платить налоги. С другой стороны, они жили за "железным занавесом": за контакты с иностранцами отбирали имущество и судили. Не говоря уже о том, что все зеркальные производства были сосредоточены на одном острове - Мурано, куда проникнуть мог только самый лучший Джеймс Бонд.

Французские шпионы справились с задачей и устроили побег нескольким умельцам. Их итальянские коллеги прибегли к традиционному в их стране средству: спустя несколько месяцев перебежчики один за другим начали умирать от подозрительных болей в желудке. Война угроз, компроматов, слежки и давления продолжалась несколько лет.

Надо отдать должное Кольберу - он выиграл в этой борьбе. По признанию современников, уже в 1666 году Франция производила зеркала, ни в чем не уступающие муранским. Открытие в Версале знаменитой зеркальной галереи и вовсе положило конец монополии венецианцев.

По прихоти "короля-солнца", 73 метра бальной галереи с одной стороны полностью "оборудовали" широкими окнами, выходящими в парк. А стену напротив полностью отделали 306 зеркалами, в которых отражались зелень, небо, водная гладь прудов и игра света на парковых фонтанах. Галерею наполнили блестящими вещами: серебряными ланжеронами, вазонами с померанцевыми деревьями, круглыми столиками с разноцветными инкрустациями.

Все это отражалось бессчетное количество раз в зеркалах, переливалось и сверкало, окончательно запутывая посетителей: где тут стены? Потолок? Выход? Одно сплошное великолепие. Для людей той эпохи такие игрушки были аналогом светомузыки, цветного телевизора и DVD. Людовик XIV был счастлив - европейские газеты, восхищаясь версальским чудом, одновременно создавали крупнейшую рекламную кампанию его королевским зеркальным мануфактурам.

Зеркальная лихорадка

Именно в галантный век "короля-солнца" зеркало стало настоящим фетишем. Безумие охватило всю Европу. Аристократы срывали со стен картины старинных мастеров, гобелены и вешали напротив окон зеркала, с тем чтобы любоваться пейзажем, обновляющимся каждую минуту. Дошло до того, что художники рисовали для гостиных картины, изображающие зеркала, в которых отражается тот или другой элемент обстановки. Рамы для фаворита дворянских интерьеров подбирали тщательным образом: из красного или черного дерева, кедра или палисандра, из бронзы или черепахового панциря, с резной вязью или инкрустацией. Зеркалам шили изящные занавесочки, чтобы защитить от царапин или загрязнения. Для этого применяли только дорогие ткани: шелк, тафту, ручное кружево, вышивку, отделку галуном, шнурами, вензелями. В моде рококо? Зеркало выглядывает жемчужиной из мраморной рамочки в виде морской раковины. Хочется больше классики? Оно блестит на фоне строгих завитков античных колонн.

Вытеснив предметы искусства, зеркало взялось за мебель. В Англии, где ширма была не меньшим фетишем, их стали делать из зеркальных панелей. Причем особым шиком было поставить это чудо рядом с камином, чтобы на блестящей поверхности отражалась игра огня.

Некий Робер де Котт изобрел трюмо - соединение двух или трех зеркал, обрамленных рамой. Его обычно вешали в проеме между окнами или над камином. Писком европейской моды в конце XVIII века стало псише - зеркало на ножке, слегка наклоненное назад. Силуэт у смотрящейся дамы получался изящнейший. По бокам были расположены два бра со свечами. А ведь ничто так не украшает женщину, как свет свечей. И это была далеко не последняя уловка подобного рода. Иногда под стекло лили металл чуть розоватого оттенка, и тогда любое лицо, отражающееся в зеркале, приобретало красивый персиковый оттенок.

Еще одним способом украсить гостиную или будуар было чередование круглых живописных картин на стенах с круглыми зеркалами в скромных позолоченных рамках. Причем вешались эти зеркала таким образом, чтобы они отражали самый выгодный ракурс лица хозяйки салона, какое бы кресло или диван она ни заняла.

Яна Максимова

Известия.RU