Шкурный интерес снова в моде

Мода на оформление интерьера по оценкам специалистов более долгоживущая, нежели мода на одежду. Образы интерьера создаются, разрушаются и перестраиваются со сменой поколений, с изменением условий жизни и художественных вкусов. Всем известен образ русского барина, эдакого гоголевского Ноздрева, в цветастом шелковом халате, небрежно развалившимся на огромном диване с длинным кальяном в руке и в окружении гор атласных подушек и звериных шкур. К середине 19-го века в мужской половине дома, которая обычно декорировалась более строго, стала модна отделка в мавританском стиле, использовавшемся при оформлении кабинетов и курительных. Картины дополняли развешанные на коврах коллекции восточного оружия, портреты, охотничьи трофеи и шкуры невиданных животных.

Реформы конструктивного двадцатого века сменили пластику ушедших времен, лишив человечество роскоши в прежнем понимании этого слова. Кубическим формам соответствовала новая эстетика и аскетичные фактуры - гладкие меха пони и зебры с ярко выряженным геометрическим рисунком. Теперь минимализм мебели с лихвой компенсировался ее агрессивной окраской. Примитивизм, черпавший свое вдохновение в культуре Африки, способствовал созданию интерьеров, больше напоминающих убранство шатров нубийских вождей, так называемого звериного стиля.

Годы идут, а шкуры животных не дают покоя дизайнерам. Уже в наше время, в конце 90-х годов ХХ века, проповедник и создатель нового облика меха великий Карл Лагерфельд, рассказывая о своих привычках, как бы невзначай поведал миру о своем пристрастии к собольим одеялам.

Эксклюзивные проекты знаменитых реформаторов меховых технологий, приуроченные к миланской выставке MIFUR, дали новую жизнь мехам как деталям интерьера. Пожалуй, это событие можно окрестить презентацией нового мехового стиля жизни.

Центром внимания избалованной элиты из мирового мехового сообщества стали коллекции скандинавского генератора меховых идей Sagafurs и Fendi -Furs a-go-go. Полы знаменитого зала Corso Como были устланы пестрыми коврами из скунса, а стены оживляли геометрические норковые панно вперемежку с фотографиями достижений, заключенных в меховые рамы.

Гуляя "меховому дому" можно было встретить норковые пуфики и коврики из антилопы, табуретки от Euro Amro и стулья от Vernet Panton с ярко-оранжевыми сиденьями из лисы, кресла от Zanotta из аргентинского стриженого ягненка и патагонской лисицы. Бобровые вешалки от Rifat Ozbek оказались достойными жителями легкого шкафа-кофра их кожи зебры.

Протесты "зеленых" никак не повлияли на кровожадных дизайнеров. Мало им сумочек из крокодиловой кожи и сапожек из кенгуру. Пришло время занавесей из тигров и подушек из обезьян. Вот так активно мех вновь вторгается в нашу жизнь, а вот впустить ли его в свой дом - решать вам.

www.masterremont.ru